Для России в настоящее время особенно актуально развитие высоких технологий, способных стать основой импортозамещения и сформировать долгосрочные источники роста экономики. Но как определить, в каких регионах сложились более благоприятные условия для развития высокотехнологичных отраслей?

Существующие рейтинги регионов ориентированы на оценку человеческого капитала, инновационного потенциала, институциональных условий, однако в них отводится второстепенная роль собственно high-tech бизнесу. Наиболее авторитетными можно считать Рейтинг инновационного развития субъектов Российской Федерации НИУ ВШЭ и Рейтинг инновационных регионов Ассоциации инновационных регионов России (АИРР). В целом методики обоих рейтингов основаны на Regional Innovation Scoreboard (RIS), разработанном в Европейском Союзе.

На наш взгляд, однако, копирование зарубежной методики приводит к недостаточному учету особенностей отечественной статистики, а применение равных весов для показателей, имеющих различное влияние на инновационный выпуск, приводит к существенным искажениям и осреднению оценок. Оба рейтинга используют показатели формы №4 Инновация, данные по которой подвергаются критике1. Проблема заключается в незнании и неумении ответственных лиц правильно оценивать новизну продукции, нежелании заполнять громоздкую форму. Использование значительного числа показателей делает рейтинги сложно проверяемыми и не в полной мере соответствующими требованиям к инструментам стратегического управления.

Оценки модели производственной функции знаний для регионов России, проведенные коллективом авторов из РАНХиГС и Института Гайдара2, показывают, что наибольшее влияние на инновационный выпуск оказывают человеческий капитал, межрегиональный обмен знаниями и затраты на НИОКР. При этом финансирование сектора научных исследований менее значимо для создания новых технологий, чем наличие человеческого капитала, хотя в теоретических моделях, эконометрических исследованиях за рубежом и в опросах компаний наибольшую значимость имеет именно фактор доступности финансовых ресурсов.

На наш взгляд, существует потребность в разработке и внедрении рейтинга или системы мониторинга показателей с более четко определенным предметом сравнительной оценки – высокотехнологичные (фармацевтика, авиа-, приборостроение и др.) и наукоемкие (ИКТ, финансовые услуги и др.) отрасли, имеющие высокую долю затрат на научные исследования в выручке. Нужно не повторять существующие методики и не оценивать общий уровень инновационного развития, а учитывать перспективы развития наиболее импортозависимой части экономики – сектора высоких технологий. На основе нового рейтинга или системы мониторинга станет возможным выработать дифференцированные меры региональной политики в сфере высоких технологий.

Подобного рода работа ведется в РАНХиГС совместно с Ассоциацией инновационных регионов России (АИРР), при поддержке международной информационной группы «Интерфакс» и Торгово-промышленной палаты России. На Гайдаровском форуме – 20173 были презентованы результаты работы – рейтинг high-tech бизнеса в регионах России. Нами были определены регионы, в которых достаточно ресурсов и сложились выгодные условия для развития высоких технологий. Это предоставляет руководству регионов возможность оценить результаты проводимой политики по развитию высокотехнологичного бизнеса.

Уникальность представленного рейтинга заключается в том, что в нем не используются относительные показатели для ранжирования регионов. Он не предполагает ранжирование регионов от «хороших» к «плохим» либо от «развитых» к «развивающимся», а показывает, какая доля российских ресурсов (и результатов) сконцентрирована в том или ином регионе. Рейтинг позволяет выявить зоны концентрации высокотехнологичных компаний (Москва, Санкт-Петербург, Московская область, Республика Татарстан, Калужская область и др.) в России, а в конечном счете сделать вывод о потенциальных точках несырьевого роста экономики4.

Ресурсы для развития высоких технологий распределены довольно неравномерно. В Москве, Санкт-Петербурге и Московской области сосредоточено более 38,7% всех ресурсов. При этом более 67% финансовых ресурсов, которые могут использоваться для инвестиций в high-tech, сконцентрированы в столице.

В результатах развития high-tech на три региона-лидера (Москва, Санкт-Петербург и Республика Татарстан) приходится около 33%. При этом регионы АИРР обеспечивают около 23% выпуска high-tech, хотя их доля в ВРП страны – около 19%, т.е. можно говорить о специализации этих регионов на высоких технологиях.

На конечном этапе доля региона в результатах соотносится с его долей в ресурсах. По итогам полученных соотношений были определены четыре группы регионов (см. рисунок).

  1. К первой группе относятся 12 регионов-лидеров, отмеченных наиболее темным светом на карте ниже. При использовании 1% ресурсов в среднем в этих регионах было получено более чем 1,5% результатов high-tech – это высоко результативные регионы. Среди них преобладают крупные экономики: Самарская область, Татарстан, Башкортостан, Пермский край, Санкт-Петербург и др.  В этих регионах хорошие условия сочетаются с высокими результатами развития high-tech.
  2. Во вторую группу входят 25 регионов. В этих регионах при использовании 1% ресурсов достигнуто более 1% результатов (но менее 1,5%). Представлены регионы с крупными агломерациями и существенной долей обрабатывающей промышленности. В группе большинство регионов АИРР, например: Красноярский край, Новосибирская, Ульяновская, Иркутская, Томская, Калужская области и др. В этой группе создается больше трети высокотехнологичной продукции России.
  3. К группе с низкой результативностью относятся 28 регионов. При использовании 1% ресурсов в это группе получено менее 1% результатов. Среди них есть регионы и с крупными городами: г. Москва, Московская область, Ростовская область, Хабаровский край и др. В них сконцентрировано около 45% всех ресурсы и почти 40% господдержки, но получено лишь треть всех результатов.
  4. Среди 15 регионов с наименьшим соотношением результатов и условий преобладают регионы с низким уровнем социально-экономического развития: северокавказские республики, Республика Алтай, а также северные сырьевые регионы: Ханты-Мансийский автономный округ, Магаданская область, Ненецкий и Чукотский автономный округа. В этих регионах очень низкие результаты развития high-tech (6% условий и 2,5% результатов, 8% господдержки).

В результате проведенной работы сформирована комплексная система мониторинга high-tech в регионах России, на основе которой могут разрабатываться рекомендации по стимулированию отраслей и решению проблем импортозамещения в регионах.

Вера Баринова – к.э.н., зав. лабораторией инновационной экономики,
Степан Земцов – с.н.с. лаборатории инновационной экономики

___________________________________________

1 Бортник И., Зинов В., Коцюбинский В., Сорокина А. Вопросы достоверности статистической информации об инновационной деятельности в России // Инновации. 2013. №10 (180). 2013. С. 10-–17.
2 Zemtsov S., Muradov A., Wade I., Barinova V. (2016) Determinants of Regional Innovation in Russia: Are People or Capital More Important?  Foresight and STI Governance, vol. 10, nNo. 2, pp. 29–42. URL: https://foresight-journal.hse.ru/2016-10-2/185674818.html
3 Итоги инновационной деятельности в регионах представили на Гайдаровском форуме. URL: http://www.ranepa.ru/sobytiya/novosti/itogi-innovacionnoj-deyatelnosti-v-regionah-predstavili-na-gajdarovskom-forume
4 Рейтинг «Инновационный бизнес в регионах России». URL: http://www.i-regions.org/images/files/presentations/RANEPA_26.12.pdf