Внесенный российским правительством в парламент проект федерального бюджета на 2018 г. и плановый период 2019–2020 гг. предусматривает использование средств, поступающих от приватизации федеральной собственности, в качестве отдельного источника финансирования дефицита федерального бюджета.

При этом сам по себе проект соответствующего федерального закона, как и аналогичный документ годичной давности, не содержит информации о конкретной величине доходов от приватизации ни в основной части, ни в приложениях. Лишь в пояснительной записке к документу средства, поступающие от приватизации федеральной собственности, указываются наряду с государственными заимствованиями в качестве самостоятельного источника финансирования дефицита федерального бюджета.

Поступления в федеральный бюджет от приватизации федерального имущества в 2018 г. прогнозируются в объеме 13,0 млрд руб., в 2019 г. – 12,2 млрд руб., в 2020 г. – 11,4 млрд руб. Их роль для финансирования дефицита федерального бюджета будет минимальна: в 2018 г. ожидаемая величина приватизационных доходов составит 1,7% от средств, предполагаемых к привлечению по государственным заимствованиям, а в 2019–2020 гг. – 1,5% и 1,1% соответственно. Указанные для 2018–2019 гг. величины меньше прогноза поступления средств от продажи федерального имущества без учета стоимости акций крупнейших компаний из материалов к законопроекту о федеральном бюджете на 2017 г. и плановый период 2018–2019 гг., вносившемуся российским правительством прошлой осенью (13,6 млрд руб. в 2018 г. и 13,9 млрд руб. в 2019 г.).

Реалистичность такого прогноза приватизационных доходов можно оценить как довольно высокую при сравнении с ориентирами приватизационной программы на 2017–2019 гг., утвержденной распоряжением Правительства РФ от 8 февраля 2017 г. № 227-р, и промежуточными итогами ее реализации в текущем году.

Напомним, что в прогнозном плане (программе) приватизации федерального имущества на 2017–2019 гг. установлена величина поступлений в федеральный бюджет средств от приватизации федерального имущества без учета стоимости акций крупнейших компаний в размере 5,6 млрд руб. ежегодно, а по данным оперативного Отчета об исполнении федерального бюджета на 1 ноября 2017 г. (по источникам внутреннего финансирования дефицита), представленного на сайте Федерального казначейства, средства от продажи акций и иных форм участия в капитале, находящихся в федеральной собственности, составили более 11,3 млрд руб. Это вдвое превышает прогноз поступлений, содержащийся в приватизационной программе, и существенно больше, чем в предыдущие 3 года (2014 г. – 8,0 млрд руб., 2015 г. – 7,3 млрд руб., 2016 г. – 9,5 млрд руб.).

Правда, в пояснительной записке со ссылкой на закон «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов» от 19 декабря 2016 г. № 415-ФЗ (с изменениями и дополнениями, внесенными законом от 1 июля 2017 г. № 157-ФЗ), указывается существенно большая величина приватизационных поступлений в 2017 г. (42,1 млрд руб.), хотя в доступных для ознакомления его версиях данные по величине средств от продажи акций и иных форм участия в капитале, находящихся в федеральной собственности, отсутствуют, как и ее выделение среди иных источников финансирования бюджетного дефицита.

Что же касается приватизации 7 крупнейших компаний на основании отдельных решений Президента РФ и Правительства РФ при определении конкретных сроков и способов с учетом конъюнктуры рынка и рекомендаций ведущих инвестиционных консультантов, указанных в действующей приватизационной программе, то в отсутствие принятых Правительством РФ решений об отчуждении их пакетов акций в 2018–2020 гг. поступление средств от их продажи в 2018 г. и плановом периоде 2019–2020 гг., согласно представленной Росимуществом информации, не прогнозируется.

Доходы федерального бюджета от использования имущества, находящегося в государственной собственности, прогнозируются на 2018 г. в сумме 584,1 млрд руб., что на 111,4 млрд руб. (или на 23,6%) больше оценки за 2017 г. На протяжении всего периода 2018–2020 гг. основным источником таких доходов (2/3 и более) являются дивиденды.

В 2018 г. прогнозируется поступление в федеральный бюджет доходов в виде прибыли, приходящейся на доли в уставных (складочных) капиталах хозяйственных товариществ и обществ, или дивидендов по акциям, принадлежащим Российской Федерации, в сумме около 380 млрд руб., что в 1,6 раза больше оценки 2017 г., поскольку по ряду крупнейших акционерных обществ (в частности, ПАО «Газпром», ПАО «Транснефть», ПАО «Россети) приняты решения, предусматривающие направление на выплату дивидендов по итогам 2016 г. менее 50% чистой прибыли.

В принципе такой прирост возможен. Примером этого могут служить итоги в 2014 г. (220,2 млрд. руб.) по сравнению с 2013 г. (134,8 млрд руб.). Однако такой результат был достигнут в ситуации, когда выплата дивидендов АО с долей государства определялась итогами их работы в еще докризисном 2013 г. В последующие же два года динамика дивидендных поступлений носила неоднозначный характер: прирост на 18% в 2015 г. при снижении на 13% в 2016 г. (до 226,6 млрд руб. без учета средств, полученных от продажи акций «Роснефти», учтенных в качестве дивидендов от АО «РОСНЕФТЕГАЗ»).

Прочие же виды доходов федерального бюджета от использования государственного имущества по линии материальных активов (арендные платежи за землю и имущество, перечисление прибыли унитарных предприятий) носят вспомогательный характер.

Отдельно следует сказать о возможном перечислении в бюджет доходов ЦБ РФ в 2018 г. от участия в капитале ПАО «Сбербанк России» по итогам 2017 г. В пояснительной записке к законопроекту указывается, что прогнозируемое поступление из этого источника учтено в доходах федерального бюджета в соответствии с положениями проекта федерального закона «Об особенностях перечисления в 2018 году доходов, полученных Центральным Банком Российской Федерации от участия в капитале публичного акционерного общества «Сбербанк России» по итогам 2017 года». Однако из сопроводительных материалов к законопроекту о бюджете можно сделать вывод лишь о предполагаемом урегулировании данного вопроса путем разработки и принятия отдельного федерального закона, проект которого отсутствует.

Государственная программа (ГП) «Управление федеральным имуществом», утвержденная постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 327, получила весной текущего года новую редакцию. Ее действие продлено на 1 год, до 2019 г. (включительно) при продолжении уже обозначившейся ранее тенденции сокращения расходов на ее реализацию по сравнению с исходной версией. Однако в документе речь идет именно о плановых, а не реальных объемах бюджетного финансирования, что хорошо иллюстрирует законопроект о федеральном бюджете на 2018–2020 гг. Им предусмотрено некоторое увеличение бюджетных ассигнований на реализацию ГП относительно указанных в ней объемов (на 0,3% в 2018 г. и на 2% в 2019 г.). Более того, в 2020 г. они должны увеличиться еще на 1,4% по сравнению с уровнем 2019 г., хотя официально сроком окончания программы является 31 декабря 2019 г.

Адресатом основой части бюджетных ассигнований является подпрограмма «Управление государственным материальным резервом». На долю подпрограммы «Повышение эффективности управления государственным имуществом и приватизации» в погодовых объемах 2017–2019 гг. приходится примерно 18% совокупного финансирования. Планируемое увеличение объемов финансового обеспечения ожидается примерно равномерным по подпрограммам, составляющим вышеуказанную ГП.

Георгий Мальгинов – к.э.н., зав. лабораторией проблем собственности и корпоративного управления